Результаты поиска

Работа № 1629 "Юридическая сущность обстоятельств исключающих преступность деяния материал для работы" - 30 страниц

другое. Раздел - правовые. Цена: 100
Средняя оценка: 94 (из 100), оценили 15 чел.


Малочисленность обстоятельств, исключающих преступность деяния, в уголовных кодексах союзных республик советского периода и особенности практики применения норм о необходимой обороне и крайней необходимости, по нашему мнению, определялась, в частности, тем, что советское уголовное право, испытывая сильное влияние романо-германской правовой семьи, характеризовалось преобладающей ролью государства в поддержании правопорядка и сильным значением санкционированной государством нормы поведения. Исходя из этого, необходимая оборона возможна в ограниченных пределах, когда потерпевшему нельзя непосредственно воспользоваться защитой государства, использовать помощь полицейских или же когда у государства нет реальной возможности защитить гражданина от грозящей ему опасности. В то время как, к примеру, право США, которое основано на иных принципах, наоборот, отводит ведущую роль в защите своих прав самому гражданину; государство может вмешиваться в том случае, если гражданином выражена соответствующая воля. Естественно, эти положения непосредственно не используются, но влияние на законотворчество и правоприменение оказывают серьезное. Весьма существенное значение для развития анализируемого уголовно-правового института имели Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик (1991 г.) . Они готовились уже в иных социально-политических условиях, поэтому в них нашли отражение не только другие, по сравнению с предыдущим периодом, представления законодателя об иерархии интересов, но и направления уголовной политики конца 80-х годов прошлого века. Обстоятельствам, исключающим преступность деяния, в Основах 1991 г. посвящен раздел III, в который вошли нормы о необходимой обороне (которая, по нашему мнению, наряду с собственно необходимой обороной включает и еще одно самостоятельное обстоятельство - самозащиту), о задержании лица, совершившего преступление, о крайней необходимости, а также об оправданном профессиональном и хозяйственном риске (ст. 24-27). В новых уголовных законах государств СНГ подчеркивается, за некоторым исключением, непреступный характер причинения вреда в рассматриваемых ситуациях. Исключение касается УК Республики Грузии и УК Республики Беларусь. Так, в УК Республики Грузии необходимая оборона, крайняя необходимость, исполнение приказа и другие обстоятельства, которые традиционно в уголовном законе многих государств отражаются в едином институте, закреплены в разных главах - главе 8 ("Обстоятельства, исключающие противоправность деяния") и в главе 9 ("Обстоятельства, исключающие или смягчающие вину") раздела 2 ("Преступление"). При определении юридической природы таких явлений, как необходимая оборона, задержание преступника, крайняя необходимость, правомерный риск и иных деяний, соответствующих условиям правомерности, указывается, что причинение вреда в таких обстоятельствах не будет противоправным. К числу исключающих противоправность деяния ст. 32 УК Республики Грузии относит и "действия лица, которое совершает предусмотренное Уголовным кодексом деяние при наличии обстоятельств, которые хотя и не упомянуты в Уголовном кодексе, но полностью удовлетворяют условиям правомерности" . Видимо, к этой категории могут относиться случаи причинения вреда, совершенного при правомерном выполнении должностных обязанностей, согласии лица и др. Вместе тем, ошибка и исполнение приказа наряду с малолетством и психическим заболеванием отнесены УК Республики Грузии к числу обстоятельств, исключающих вину и влекущих различные уголовно-правовые последствия. Так, малолетство делает невозможным вменение в вину содеянного (ст.33), неосведомленность лица о запрещении совершаемого им деяния при невозможности знания этого (ошибка) исключает наказание (ст. 36), исполнение приказа устраняет уголовную ответственность. Наряду с этим в силу ст.38 УК Республики Грузии «не действует противоправно лицо, которое совершает предусмотренное Уголовным кодексом деяние при наличии обстоятельств, которые хотя и не упомянуты в УК, но полностью удовлетворяют условиям невиновности данного деяния» . Полагаем, что эта норма включает, в частности, ситуации физического и психического принуждения. Таким образом, в ст.32 и 38 УК Республики Грузии, по сути, закреплена возможность разрешения вопроса о причинении вреда в порядке аналогии или усмотрения суда . Также обращает на себя внимание ст. 38 ("Пребывание среди соучастников преступления по специальному заданию") УК Республики Беларусь, размещенная в главе 6, посвященной обстоятельствам, исключающим преступность деяния. В данной статье указано, что «не подлежит уголовной ответственности лицо, которое, выполняя в соответствии с действующим законодательством специальное задание по предупреждению или раскрытию преступления и действуя с другими его соучастниками, вынужденно совершит преступление» . Однако выделенные нами слова явно относят эту норму к иному институту - институту освобождения от уголовной ответственности, закрепленному в главе 12 того же УК. Показателем некорректности помещения приведенной нормы среди обстоятельств, исключающих преступность деяния, является и то, что в соответствии со ст. 30 УПК Республики Беларусь (1999 г.) прекращение производства по уголовному делу в связи с освобождением от уголовной ответственности возможно лишь в силу утраты деянием общественной опасности, а также в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим, применением мер административного воздействия и добровольным сообщением членом преступной организации о существовании преступной организации и способствовании ее изобличению (ст.20, 86-88 УК Республики Беларусь). Как видим, белорусский УПК не закрепляет в качестве основания освобождения от уголовной ответственности «пребывание среди соучастников преступления по специальному заданию». Представляется, что освобождение от уголовной ответственности лица, внедренного в преступную организацию, которое, действуя с другими членами этой организации, вынужденно совершит преступление, возможно при наличии утраты этим лицом общественной опасности вследствие изменения обстановки в рамках общей нормы (ст. 87 УК, ч. 1 ст. 30 УПК Республики Беларусь). В нормах рассматриваемого уголовно-правового института государств СНГ закрепляются своеобразные исключения из общего определения преступления. Хотя причинение вреда в таких ситуациях является правомерным поведением и в связи с этим не должно входить в предмет регулирования уголовного закона, но наиболее часто встречающиеся, носящие спорный характер, имеющие внешнее сходство с преступлением и нуждающиеся в специальном нормативном урегулировании случаи причинения вреда – необходимая оборона, крайняя необходимость, задержание лица, совершившего преступление, обоснованный риск, физическое и психическое принуждение, а также исполнение приказа или распоряжения, выполнение специального задания по предупреждению или раскрытию преступной деятельности организованной группы либо преступной организации, исполнение иной обязанности, исполнение закона, - отражены в уголовном законе, определяющем, какие именно вредоносные деяния являются преступлениями. Сказанное позволяет сделать вывод о том, что предназначение уголовно-правовых норм об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, сводится к отграничению преступных от непреступных случаев причинения вреда. Именно этими, юридико-техническими по сути соображениями, по нашему мнению, объясняется отнесение анализируемого института к уголовному праву. Анализ содержания института обстоятельств, исключающих преступность деяния, в законодательстве государств СНГ показывает, что формирование новых типичных ситуаций, разрешение которых возможно лишь путем причинения ущерба правоохраняемым благам, происходит в рамках крайней необходимости. По мере «вызревания» они «отпочковываются» в самостоятельные нормы. Примером тому может служить норма о задержании преступника, которая до недавнего времени в уголовном праве нормативно оценивалась как частный случай необходимой обороны. Однако при задержании лица, уже совершившего преступление, отсутствует такой важнейший признак необходимой обороны, как посягательство, и страдают иные, чем при необходимой обороне, отношения. Поэтому причинение вреда при отсутствии иной возможности обеспечить интересы правосудия правильнее было бы рассматривать в рамках нормы о крайней необходимости. Аналогичное положение складывалось с правомерным профессиональным риском, исполнением приказа и должностных обязанностей. Иными словами, крайняя необходимость служила основой при формировании всех уголовно-правовых обстоятельств, исключающих преступность деяния. Еще одним подтверждением вывода о том, что социальной первоосновой всех обстоятельств, исключающих преступность деяния, является крайняя необходимость, служит то, что для всех этих обстоятельств, прежде всего, характерны вынужденность и общественная значимость совершаемых при этом вредоносных действий. Но, вынужденно допуская причинение вреда, общество одновременно устанавливает возможные (оправданные, необходимые) пределы ущерба для каждой из ситуаций. В указанных рамках разрушение блага признается, при наличии такой ситуации, правомерным. Изучение новых уголовных законов государств СНГ позволяет сделать вывод и о том, что в рамках Содружества формирование института обстоятельств, исключающих преступность деяния, происходит унифицированно – на базе соответствующих положений Модельного уголовного кодекса для государств СНГ . Это проявляется, в частности, в закреплении положений о превышении условий правомерности в отношении не только необходимой обороны, но и крайней необходимости, задержания лица, совершившего преступление, правомерного риска и исполнения приказа. Так, превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается в ст.33 УК Республики Казахстан их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности такого преступления и обстоятельствам задержания, когда нарушителю без необходимости наносится излишний, явно не обусловленный обстановкой вред. Ответственность наступает только в случае умышленного, явно чрезмерного причинения вреда . В ст. 39 УК Республики Узбекистан превышением мер задержания признается несоответствие средств и методов задержания опасности лица и совершенного им деяния, а также обстановке задержания. Ответственность также предусмотрена лишь за случаи умышленного причинения вреда, не вызываемого необходимостью задержания. Аналогичный подход изложен в ст. 40 Модельного уголовного кодекса. Вместе с тем, законодатели Кыргызстана, Азербайджана и других государств сочли нужным подчеркнуть, что неосторожное превышение необходимых мер в случае задержания лица, совершившего общественно опасное деяние, равно как и в ситуациях необходимой обороны и крайней необходимости, и связанное с этим причинение вреда исключает не преступность деяния, а всего лишь не влечет уголовной ответственности . Закрепляя в уголовных законах в числе обязательных признаков превышения пределов необходимой обороны и крайней необходимости при задержании лица, совершившего преступление, такие признаки, как «умышленность» и «явность несоответствия защитных мер характеру и опасности посягательства», законодатели всех государств СНГ адресуют соответствующие нормы прежде всего обороняющемуся и лицам, устраняющим опасность или задерживающим преступника. Естественно, при этом законодатели исходят из того, что социальное и правовое сознание личности производно от общественного сознания, от тех социальных ценностей, которым в обществе в данный период отдается предпочтение. Рассмотрение института обстоятельств, исключающих преступность деяния, показывает, что одной из тенденций его развития выступает стремление предметно «охватить нормами» этого института поведение людей, связанное с нанесением ущерба правоохраняемым интересам в самых различных сферах человеческой деятельности. Так, исходя из невозможности в современных условиях иным образом получать необходимую информацию о планах и намерениях преступных сообществ в целях пресечения их деятельности, законодатели Украины и Беларуси признали правомерным причинение вреда лицами, внедренными в преступные группы. В ст. 43 ("Выполнение специального задания по предупреждению или раскрытию преступной деятельности организованной группы либо преступной организации") УК Украины (2001 г.) определяется, что не является преступлением вынужденное причинение вреда защищаемым уголовным законом интересам лицом, которое в соответствии с законом выполняло специальное задание, став участником организованной группы либо преступной организации в целях предупреждения либо раскрытия ее преступной деятельности. Лицо, которое выполняло специальное задание, подлежит уголовной ответственности лишь за совершение в составе организованной группы или преступной организации особо тяжкого преступления, совершенного умышленно с причинением тяжкого телесного повреждения потерпевшему или с наступлением иных тяжких или особо тяжких последствий. Наряду с этим, в ч. 3 этой статьи говорится, что в случае совершения тяжкого преступления лицо, выполняющее специальное задание, не может быть приговорено к пожизненному лишению свободы, а наказание в виде лишения свободы не может превышать половину максимального срока, предусмотренного законом за это преступление . Аналогичная норма закреплена в ст. 38 ("Пребывание среди соучастников преступления по специальному заданию") УК Республики Беларусь. В соответствии с последней нормой обязательным условием правомерности причиненного вреда выступает, в частности, наличие специального задания от органа, являющегося субъектом оперативно-розыскной деятельности; субъектом причинения вреда может быть лишь сотрудник органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, или лицо, оказывающее ему содействие . Учитывая, что для иных видов социально значимой деятельности уголовно-правовое регулирование правомерного вреда не менее актуально, одной из тенденций развития института обстоятельств, исключающих преступность деяния, во всех государствах - участниках СНГ является расширение перечня таких обстоятельств и отражение в этом правовом институте различных аспектов человеческой деятельности, связанной с причинением вреда, в целях придания логической завершенности нормативному регулированию таких действий. Так, уголовное законодательство пополнится нормой о выполнении должностных (профессиональных) обязанностей и общественного долга, в соответствии с которой «не является преступлением вынужденное причинение вреда охраняемым законом интересам уполномоченным лицом, правомерно выполняющим свои служебные (профессиональные) обязанности или общественный долг, совершенное с соблюдением установленных для данного случая правил». Задержание лица, совершившего преступление, следует отличать от необходимой обороны. Последняя является пресечением совершающегося, уже начавшегося (либо начинающегося, когда налицо реальная угроза нападения) и еще не закончившегося общественно опасного посягательства на личность, права и интересы обороняющегося или других лиц, интересы общества или государства. Нередко гражданин или представитель власти применяет насилие к лицу, совершающему общественно опасное посягательство, преследуя одновременно цели пресечения данного посягательства и возможности совершения новых преступлений, задержания виновного для доставления его органам власти . В таких случаях правовая оценка причиненного вреда должна производиться исходя из правил, предусмотренных ст. 37 УК РФ. Положения комментируемой статьи применяются в случаях, когда общественно опасное посягательство (преступление) уже было окончено либо пресечено и вред причиняется лицу, совершившему преступление, исключительно в целях задержания его для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им нового преступления. Если задержанный преступник оказывает сопротивление и применяет насилие по отношению к лицам, осуществляющим его задержание, то у последних вновь возникает право на необходимую оборону. Это важно понимать, поскольку в законе установлены более жесткие условия правомерности причинения вреда при задержании по сравнению с такими условиями в случае необходимой обороны. УК РФ предусматривает ответственность за убийство (ч. 2 ст. 108), причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ч. 2 ст. 114), совершенные при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Уничтожение или повреждение чужого имущества с причинением значительного ущерба (ст. 167 УК), совершенное при нарушении условий правомерности задержания преступника, рассматривается как деяние, совершенное с обстоятельствами, смягчающими наказание (п. "ж" ч. 1 ст. 61 УК). и так далее
право сотрудника полиции применять оружие в случае необходимости

ДОПОЛНИТЕЛЬНО - оплату можно осуществить одним из следующих способов – выберете, как Вам удобнее:
- на QIWI Кошелек - +79092104078
- через систему электронных платежей Яндекс.Деньги: номер кошелька: 4100194029160
- через систему электронных платежей Web-Money: номер кошелька: R522449331131
- Карта СберБанка - 639002139007612186
- Карта MasterCard - N 5100929823832363 - (банк «Русский стандарт»)

Для идентификации Вашего платежа после оплаты ОБЯЗАТЕЛЬНО напишите нам - когда, куда (номер), сколько отправлено и за какую работу Вы оплатили. Наш менеджер проверит платеж и вышлет работу вручную..

или можно оплатить через Яндекс:

Телефон клиента*:


Сумма (руб.)*:


Ваш E-mail:

Заказ:




Поиск по каталогу
вид работы: раздел: фраза/слово для поиска:


Несколько случайных работ из нашего каталога:

Отчет по практике в отделе управления культуры - отчет по практике
Курсовая Информационные системы - курсовая работы
Диплом Повышение прибыли и рентабельности - дипломная работа
Курсовая Социально-психологический тренинг - курсовая работы
курсовая Учет реализации продукции - курсовая работы
курсовая Неосторожная вина - курсовая работы
Отчет по практике по государственному управлению - отчет по практике
Отчет о практике по налогообложению - отчет по практике
Отчет по практике в магазине - отчет по практике
диплом Проблемы миграции населения - дипломная работа


НЕ НАШЛИ ГОТОВУЮ ? МОЖЕТЕ ЗАКАЗАТЬ У НАС ЭКСКЛЮЗИВНУЮ РАБОТУ

Магистерская диссертация в Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Красноярске